?

Log in

No account? Create an account

alpet_m

Финансы и кредит, долги, нефтедоллар, золото и прочий ужас от американских аналитиков - Часть 1

Финансы и кредит, долги, нефтедоллар, золото и прочий ужас от американских аналитиков - Часть 1

Previous Entry Поделиться Next Entry
STALKER SoC
Оригинал взят у barskaya в Финансы и кредит, долги, нефтедоллар, золото и прочий пиздец от американских аналитиков - Часть 1
СТИВ МАЙЕРС:
Меня зовут Стив Майерс.
И я хочу поблагодарить вас за внимание к этому эксклюзивному интервью в программе Денежное Утро с Джимом Рикардсом (Jim Rickards), аналитиком по вопросам финансовых угроз и асимметричных военных действий, работающим на Пентагон и ЦРУ.
Недавно был выпущен шокирующий доклад с участием всех 16 отделов нашего Разведсообщества.

Среди этих агентств – ЦРУ, ФБР, Армия и Военно-морской флот, они уже начали оценивать влияние падения доллара как мировой резервной валюты.
И наше господство как глобальной сверхдержавы уничтожается подобно тому, как приходил конец Британской империи после Второй мировой войны.
Финальная игра может проходить по кошмарному сценарию, когда весь мир погрузится в длительный период анархии.

Джим Рикардс опасается, что предостережения, высказываемые им и его коллегами, игнорируются нашими политическими лидерами и Федеральным Резервом, и мы находимся на грани вступления в самый мрачный экономический период в истории нашей страны.


Начнётся Великая Депрессия, которая продлится четверть века.
Сегодня мы изучим всё, что он обнаружил, потому что хаос может начаться в ближайшие 6 месяцев.
Вот почему каждый американец должен услышать его предостережения, пока не стало слишком поздно.
Джим Рикардс, спасибо, что вы с нами.
ДЖИМ РИКАРДС:
Очень приятно, Стив. Рад быть с вами.
СТИВ МАЙЕРС:
В начале восьмидесятых вы были членом команды переговорщиков, которая помогла окончить иранский кризис с заложниками.
В конце девяностых, когда стало ясно, что Long-Term Capital Management, фирма с Уолл-Стрит, может вызвать полный обвал финансовых рынков, Федеральный Резерв должен был обратиться к вам с целью не дать Америке погрузиться в рецессию.
И до 9/11 вы выполняли задание ЦРУ по выявлению инсайдерских сделок, которые могли быть проведены до террористических атак.
ДЖИМ РИКАРДС:
Совершенно верно.
Дело в том, что у ЦРУ нет никакого опыта по работе на рыке капитала.
И с чего бы он у них был?
До начала глобализации рынки капитала не были частью поля боя.
Поэтому ЦРУ запустили некую программу, наняли неких людей, меня в их числе, чтобы у агентства появился некий опыт, связанный с Уолл Стрит.

Так начался проект «Пророчество».


Итак – ЦРУ интересовало, не будет ли где-нибудь ещё какой-то сильно зрелищной атаки?
Можно ли каким-то образом по действиям участников рынка определить, террористы ли это, или какие-то стратегические противники Соединённых Штатов?
Можно ли это увидеть?
Можно ли получить информацию и разрушить заговор, спасти жизни американцев?
СТИВ МАЙЕРС:
Эта система, которую вы построили в рамках проекта «Пророчество», действительно предсказала террористическую атаку, которая была предотвращена в 2006.
ДЖИМ РИКАРДС:
7 августа 2006 года я получил емейл от своего партнёра.
Он писал: «Джим, у нас есть совершенно чёткий сигнал по Американским Авиалиниям. Выглядит как возможная террористическая атака».
Мы всё записали.
Я проснулся в 2 часа ночи в своём кабинете, включил СNN и увидел, как МИ-5 и Новый Скотланд Ярд предотвратили террористическую атаку.
Они арестовывали подозреваемых и изымали файлы.
Итак, система работала.
Она хороша не только для предсказания атак террористов, но и для предсказания террористических атак противников и соперников Соединённых Штатов.
СТИВ МАЙЕРС:
Вот уже многие годы вы помогаете Пентагону и ЦРУ быть готовыми к противостоянию асимметричным военным действиям и финансовым угрозам, потому что сегодня есть чрезвычайные опасения, что по нам нанесут удар, и это будет, как вы описывали ранее, финансовый Перл Харбор.
ДЖИМ РИКАРДС:
Есть озабоченность в разных частях американского правительства.
Исторически, о долларе заботились Вашингтон, Фед и Казначейство.
Пентагон и Разведсообщество занимались остальными угрозами, но что делать, если доллар и есть угроза?

Американцы знают, что:       

  • Фед увеличил денежную массу на 3.1 триллиона.     

  • У нас 17.5 триллиона долга.      

  • У нас 127 триллионов нефинансируемых обязательств.


Что это значит?

Медикер, Медикейд, Социальное страхование, студенческие займы, Фанни Май, Фредди Мак, FHA.
Вы спускаетесь по списку, а он всё не кончается.
И нет способов это всё оплатить.

Долг не может больше использоваться для того, чтобы наращивать нашу экономику.


Во время бума 50-х и 60-х на каждый доллар долга мы получали 2.41 доллара экономического роста.
Доллар получил такой неплохой толчок.
Но к концу семидесятых это соотношение на самом деле разрушилось.
На доллар долга в конце семидесятых мы получали только 41 цент роста, очевидно, огромное падение.

И вы знаете, какое это число сегодня? Сегодня на каждый доллар долга мы получаем 3 цента роста.



То есть мы наращиваем долг, но получаем всё меньше и меньше роста.
Вот такой тренд – 2.41, потом 41, потом 3.
Скоро пойдут отрицательные числа.

Это признак того, что сложная система скоро рухнет.


СТИВ МАЙЕРС:
Об этом как раз идёт речь в вашей новой книге, Смерть Денег, с таким красноречивым заголовком, который как бы говорит нам – источник опустел.
Вы предупреждаете, что мы вот-вот упадём в четвертьвековую Великую депрессию.
Что фондовый рынок может просесть на день на 70%.
ДЖИМ РИКАРДС:
(прерывает)
Знаете, когда я использую термин «25-летняя депрессия», это звучит немного чересчур, но исторически тут ничего экстраординарного.
У нас была 30-летняя депрессия в США с 1870 года по 1900. Экономисты называют её «Длинной Депрессией».
Это было до Великой депрессии. Великая депрессия продолжалась с 1929 по 1940, тоже довольно долго.

В США уже началась депрессия.


СТИВ МАЙЕРС:
Ну, наверное многие бы с вами не согласились насчёт того, что у нас уже депрессия.
Слово «депрессия» вызывает в памяти образы тридцатых годов и бесплатные столовые.
ДЖИМ РИКАРДС:
Так у нас уже есть сегодня бесплатные кухни…
Они прямо в Whole foods и ваших местных супермаркетах, потому что 50 миллионов американцев сидят на фудстемпах.
Дело не в том, есть ли у нас проблемы.
У нас огромные проблемы, но они спрятаны различными способами.

Уровень безработицы сегодня 23 процента, если считать её правильно.



СТИВ МАЙЕРС:
И вы показываете прямо на Фед, Конгресс и Белый Дом.
ДЖИМ РИКАРДС:
Я был на встрече в Казначействе и там сказал: «Главными угрозами национальной безопасности являются Фед и Казначейство, а не Аль Каида».
Прямо там, в этом здании, перед этими людьми…
«Это вы разрушаете доллар и вопрос времени, когда он разрушится».
По этому поводу я свидетельствовал перед Сенатом Соединённых Штатов.

Я предупреждал Сенат, может быть мы не можем прекратить землетрясения по разлому Сан Андреас…
Но никто не думает, что послать армейских инженеров сделать этот разлом больше – хорошая идея.
Но печатая деньги, раздавая кредиты и проводя беспечную монетарную политику Феда, мы ежедневно делаем разлом Сан Андреас больше.
А когда вы делаете сложную систему большой, риск растёт не постепенно, а экспоненциально. И сейчас риск стал уже неуправляемым.
Коллапс ещё не наступил, но силы накапливаются, и вот-вот выстрелит.
СТИВ МАЙЕРС:
Джим, ваш подход, и многих из Разведсообщества…
Очень отличается от того, что мы слышим с Капитолийского холма.
Вот почему обвинения, которые вы делаете в этой книге, вызывают такое отторжение в Вашингтоне.
ДЖИМ РИКАРДС:
Недавно я был на закрытом собрании в Скалистых Горах с парой главных банкиров, один из Федерального Резерва и один из Банка Англии.
В частной беседе они могут сказать то, что не скажут официально.
И мне передали сборник Джанет Йеллен.
То, что делает Фед – это какие-то пропагандистские попытки…
Врать нам по поводу экономических перспектив, говорить о «признаках роста», вселять ложный оптимизм, чтобы заставить нас потратить деньги.
Фед не знает, что он делает.
И не думайте, что они знают, что делают.
Вы можете напечатать сколько угодно денег, но если люди не хотят их брать в долг, если они не тратят эти деньги, тогда ваша экономика коллапсирует, хоть вы и печатаете деньги.
Вот так оно примерно происходит…
Предположим, что я иду на обед и даю чаевые официанту.
Официант берёт мои чаевые и берёт такси, чтобы доехать домой.
Водитель такси берёт плату и заливает в бак бензин.
В этом примере у моего доллара есть скорость «три».
1 доллар поддерживает три доллара товаров и услуг: чаевые, поездку на такси и топливо.
Ну а что если я себя плохо чувствую? Я остаюсь дома и смотрю телевизор.
Я не трачу деньги.
И у денег скорость ноль.
Я оставляю деньги в банке, но не трачу ничего.
Посмотрите на то, что происходит со скоростью денег. Она тонет. Она падает очень быстро.

Сравните это падение скорости сегодня с тем, что, как мы видели, привело к Великой депрессии.
Во дни Великой депрессии скорость была ещё меньше…
Но…

Если сравнить то, что происходит сегодня, с тем, что было в конце двадцатых, как раз перед Великой депрессией, можно увидеть поразительное сходство.



Так что не имеет никакого значения, сколько денег печатает Фед.
Представьте себе пикирующий самолёт. Он падает… падает… приближается к земле.
Фед пытается схватить штурвал и вывести самолёт из пике, вернуть его опять в воздух…
Но это, к сожалению, не работает, катастрофа всё ближе.
СТИВ МАЙЕРС:
Мы сейчас обсудили много всех этих поразительных чисел, эти признаки приближающейся Великой Депрессии.
Давайте посмотрим, удастся ли мне всё это собрать вместе.
Никто не отрицает, что у нас в стране долговой кризис, но вы говорите, что мы не можем больше наращивать долг без существенного замедления экономики.
Мы сейчас едва над водой.
Это сигнал номер 1.
Сигнал номер 2 – опасное замедление в скорости денег.
Скорость уже замедлилась до уровней, не наблюдаемых со времени Великой Депрессии тридцатых годов.
Есть ли какие-то другие сигналы, наблюдаемые Разведсообществом, которые бы говорили, что катастрофа прямо за углом?
ДЖИМ РИКАРДС:
Да, есть, Стив.
Сигналов много, и они очень, очень беспокоящие.
За одним из них я наблюдаю очень пристально, и я знаю людей из Разведсообщества, которые тоже этим занимаются. Называется «индекс Горя».
Индекс Горя = Реальный уровень инфляции + Реальный уровень безработицы.
Если посмотреть на индекс Горя сегодня, и сравнить его с периодом стагфляции поздних семидесятых и ранних восьмидесятых, которые американцы помнят очень хорошо, что сегодня всё на самом деле хуже.
Это может привести к социальной нестабильности…

Посмотрите, что было во времена Великой Депрессии. Индекс Горя был 27.
Сейчас он 32,89.

Верите или нет, сегодня хуже, чем было во времена Великой Депрессии.
Что происходит, когда депрессия усиливается?
Бизнесы не могут платить свои долги. Банки несут потери. Банки в конце концов падают.
Такое случалось раньше.
Феду приходилось спасать банки.
Но что случится, когда Фед, в свою очередь, оказывается в опасности?
СТИВ МАЙЕРС:
Судя по тем сигналам, за которыми вы наблюдаете, Федеральный Резерв должен упасть?
ДЖИМ РИКАРДС:
Федеральный Резерв, на самом деле, в некотором смысле уже упал.
Я говорил с членом Совета Управляющих Федерального Резерва и я сказал, что думаю, что Фед неплатёжеспособен.
Управляющий сначала отнекивался и возражал.
Но потом я надавил немного сильнее и он сказал: «Да, может быть».
А потом я просто посмотрел на неё и она сказала: «Ну, да. Но это не имеет никакого значения».
Другими словами, тут Управляющий Федерального Резерва признаётся мне, в частной беседе, что Федеральный Резерв неплатёжеспособен, но, продолжает он, это не имеет значения, потому что центральным банкам не требуется капитал.
А я думаю, что центральным банкам очень нужен капитал.
Посмотрите на эту диаграмму.

Она показывает, что Фед увеличил капитал на 56 миллиардов.
Звучит неплохо.
Можно сказать – 56 миллиардов большие деньги, неплохая база.   Но это не всё

Надо сравнить капитал с балансовым листом.
Как это соотносится с активами и обязательствами?

Смотрим и видим, что картина гораздо более пугающая, потому что действительные обязательства, или долги, если хотите, по книгам Феда – 4.3 триллиона.
То есть у вас 4.3 триллиона долгов сидит на тощей основе капитала в 56 миллиардов…
Очень нестабильная ситуация.
До 2008 года левередж Феда был 22 к 1.
Это значит, что у них было 22 доллара долга на 1 доллар капитала.
Сегодня левередж 77 к 1.

Да, капитал вырос, но долг и обязательства выросли гораздо больше.
СТИВ МАЙЕРС:
Ваши предостережения не прошли полностью незамеченными.
В бюджете, который он представлял в этом году, сенатор Рон Пол цитировал вашу работу, говоря о том, каким образом наша экономика подведена к краю, за которым может последовать коллапс в стиле Римской Империи.

У нас даже есть отрывок, где сенатор Пол инструктирует американцев прислушиваться к вашим предостережениям.
СЕНАТОР РОН ПОЛ:
Джим Рикардс указывает на неплатёжеспособность Феда.
Фед лишается своего капитала.
Конечно, Фед ведёт записи в своём реестре.
Но если сделать правильную переоценку, то Фед окажется разорённым.
ДЖИМ РИКАРДС:
Сначала, я хотел бы отдать должное cенатору Рону Полу.
Он один из немногих людей, которые понимают, какие здесь скрыты опасности.
Но проблема не ограничивается Федом.
Она также заражает частную банковскую систему.

На балансовых счетах нашей банковской системы 60 триллионов долга.
Достаточно долго банки и долги росли примерно вдвое быстрее, чем росла экономика.
Но в конце концов это взорвалось.
Сегодня соотношение 30 к 1.

Другими словами, на каждый доллар экономического роста есть 30 долларов кредита, созданного банковской системой.


Всё это очень нестабильно


Вот очень хороший пример, из физики.
Представьте 35-фунтовый кусок урана в форме куба. Он будет довольно безопасным.
Такое поведение называется подкритическим. Радиоактивность будет, но довольно спокойная.
А теперь представьте, что вы осуществляете с этим куском манипуляции.
Вы берёте один кусок и придаёте ему форму, скажем, грейпфрута.
Берёте другой кусок и придаёте ему форму, похожую на бейсбольную биту.
Потом укладываете вместе в трубу и свариваете вместе с помощью взрывчатки.
Это вызывает ядерный врыв.
Так можно разрушить город.
Форма и компоновка – вот что переводит систему из подкритической в надкритическую.
СТИВ МАЙЕРС:
Джим, вы видите какие-то признаки того, что наш фондовый рынок достиг надкритического состояния?
ДЖИМ РИКАРДС:
Да, к сожалению да.
Мы видим много признаков.
Один из них, и он действительно фундаментальный, и на самом деле важный, это отношение капитализации фондового рынка к ВВП.
Потому что, вспомните, сумма всех акций на фондовом рынке должна как-то отражать реальную экономику.
Эта сумма не должна вести свою собственную жизнь.
Но стоит посмотреть на то, что происходит с этим соотношением в последнее время: оно устремилось в небеса.
Сейчас оно 203 процента.

Как раз перед рецессией…
Это число было 183%

Вернёмся к известному пузырю хайтека, схлопыванию доткомов 2000 года.
Тогда величина составляла 204%.

Ну а если вы хотите услышать самые страшные новости…
Как раз перед Великой Депрессией это число было 87%.

Другими словами…

Капитализация фондового рынка в процентах ВВП сейчас вдвое выше, чем было как раз перед Великой Депрессией.


Так что это действительно хороший параметр для того, чтобы задаться вопросом, а не собирается ли фондовый рынок упасть.
И данные говорят – да, собирается.
Но есть ещё один параметр, ещё один знак опасности, если хотите, и он ещё более пугающий. Это валовая лицевая стоимость деривативов.
Есть какая-то часть акций IBM, про которые мы знаем, что они не обеспечены, но мы точно знаем, какая.
А деривативам нет предела.
Я могу выписывать опционы и контракты на акции IBM с утра до вечера, и на акции других компаний на фондовом рынке.
И это то, что происходит в действительности.
И сейчас валовая лицевая стоимость деривативов в мире более 700 триллионов. Не миллиардов.
700 триллионов.
Это в десять раз выше мирового ВВП.

Коллапс неизбежен.
Пора задаться вопросом – насколько всё плохо может быть?
Ну, это уже случалось в 2007, 2008, когда рынки коллапсировали…
Мы все помним, как падала цена акций.
Падали цены на недвижимость…
Суммарное падение стоимости составило 60 триллионов.

Проблема в том, что система стала больше, и я ожидаю, что падение стоимости в этот раз будет 100 триллионов... возможно, намного больше.


Мы сейчас в этом критическом состоянии, подходим к надкритическому, когда система схлопывается.
Но системе требуется искра, требуется катализатор.
Я исследовал некоторое количество потенциальных точек воспламенения.
СТИВ МАЙЕРС:
Джим, через какое-то время я хотел бы обсудить, какие шаги надо предпринять американцам со своими инвестициями и личными финансами для того, чтобы быть готовым к тому, что предсказываете вы и ваши коллеги.
Но сейчас давайте ненадолго сфокусируемся на этих главных точках воспламенения.
ДЖИМ РИКАРДС:
Одина из ключевых точек – это иностранное владение государственным долгом США.
Это очень важная для понимания вещь.
Мы все знаем, что Казначейство выпустило более 17 триллионов долговых обязательств. Вопрос – кто их покупает?
Многие долговые обязательства США находятся в руках иностранцев. Кто владеет ими?
Китай, Россия, другие страны…
Страны, которые не обязательно наши друзья.
И они могут захотеть избавиться от этих бумаг.
И вообще-то такое уже происходит.

С недавнего времени иностранная доля во владении госдолгом США падает.



Но есть и более интересные вещи.
Мы недавно говорили о проекте, которым я занимался для ЦРУ…
Проект «Пророчество»
Как мы говорили, вы можете видеть не только действия на рынке, но и то, стоят ли за ними противники, враги или террористы, работающие на финансовых рынках.
Итак, мы знаем, что Россия напала на Крым весной 2014 года.
Представьте себе, что вы Путин. Вы собираетесь напасть на Крым. Вы можете ожидать финансовых санкций со стороны США.
Что бы вы стали делать?
Вы просто начинаете смягчать влияние санкций, начинаете сбрасывать долговые обязательства заранее, чтобы когда вы сделали свой ход, и Казначейство начнёт играть против вас, вы бы были подготовлены.

Вернёмся назад, в октябрь 2013 года, вот Россия сбрасывает трежериз месяц за месяцем.



Это был ясный сигнал, что они что-то замышляют…
Чтобы вступить в финансовую войну с США.

Но всё ещё хуже.



Мы знаем, что Россия и Китай работают вместе.
Поэтому стоит ли удивляться, что когда русские стали сбрасывать обязательства…
Китайцы стали сбрасывать их тоже?
СТИВ МАЙЕРС:
Есть ли у Разведсообщества возможность защитить нашу страну в случае, если такие события будут развиваться и дальше?
ДЖИМ РИКАРДС:
Верите или нет, в Казначействе есть подразделение разведки.
И у них есть там штаб.
Это значит, что финансовая война уже ведётся, она реальна.
Так что если русские сбрасывают обязательства…
Если китайцы сбрасывают…
Кто собирается выкупать весь этот долг?
И вот появляется таинственный покупатель.

Недавно Бельгия купила невероятное количество долговых обязательств…
Это сотни миллиардов долларов за долговые бумаги правительства США.
СТИВ МАЙЕРС:
То есть Бельгия стала скупать трежериз, случайно в то же самое время, когда Россия и Китай стали их сбрасывать?
ДЖИМ РИКАРДС:
(прерывает)
Это не Бельгия.
Эти количества больше, чем есть денег у Бельгии.
Такие вещи покупают не бельгийские стоматологи.

Бельгия это фасад


Знаете, может быть это сам Фед?
Вот в чём дело.
Может быть общественность не знает, кто этот таинственный покупатель, но спецслужбы знают.
Итак, Казначейство, ведя операции через штаб, Фед… таинственный покупатель в Бельгии…
Сейчас им удалось удержать рынок трежериз.
Он пока не развалился.
Но они не смогут постоянно вытаскивать кроликов из шляпы, есть предел.
Это должно быть очень страшно, потому что если Фед упадёт… а мы недавно говорили про то, что левередж Феда 77 к 1.
То есть Фед находится на пределе того, что он может сделать.
Иностранцы избавляются от трежериз, и если их никто не будет покупать… представьте, процентные ставки пойдут вверх.
Это утопит фондовый рынок, утопит рынок недвижимости.
Более высокие процентные ставки означают, что долг растёт, поэтому процентные ставки растут ещё выше.

Вы попадаете в воронку, и из неё нет выхода.


СТИВ МАЙЕРС:
Атака на наш рынок долговых обязательств – достаточно серьёзная точка воспламенения, которая и может вызвать Великую Депрессию, о которой вы написали в своей книге.
Давайте поговорим о другой точке воспламенения.
ДЖИМ РИКАРДС:
То, что я называю точкой воспламенения номер 2, имеет отношение к нефтедоллару.
СТИВ МАЙЕРС:
Вы можете объяснить, что такое нефтедоллар?

продолжение

Разработано LiveJournal.com